Приговор суда по ч. 1 ст. 105 УК РФ № 1-210/2017 | Убийство

дело №1-210/2017

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г.Барнаул 23 июня 2017 года

Центральный районный суд г. Барнаула Алтайского края в составе:

председательствующего Никитиной Н.М.,

при секретарях Гаина О.С., Михайленко Э.А.,

с участием: государственных обвинителей –

помощников прокурора Ивлевой Т.В., Шиповаловой Ю.М.,

прокурора Центрального района г.Барнаула Госсена П.Я.,

подсудимой Кретовой И.И.,

адвокатов Старковой Е.П., Колдаковой О.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в общем порядке судебного разбирательства уголовное дело в отношении

Кретовой И.И., <данные изъяты>,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Кретова И.И. совершила преступление, направленное против жизни, при следующих обстоятельствах.

В период с 16 часов 10 минут ДД.ММ.ГГГГ до 20 часов 40 минут ДД.ММ.ГГГГ Кретова И.И. и К. находились по месту своего жительства по адресу: ....

В вышеуказанный период времени в указанном месте у Кретовой И.И. на почве личных неприязненных отношений возник умысел на убийство К.

Реализуя свой преступный умысел, направленный на убийство К. в период с 16 часов 10 минут до 20 часов 40 минут ДД.ММ.ГГГГ Кретова И.И, находясь по вышеуказанному адресу, будучи в состоянии алкогольного опьянения, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно-опасных последствий в виде смерти потерпевшего, и, желая этого, взяла кухонный нож и нанесла им К. один удар в грудную клетку, где находятся жизненно важные органы, чем причинила колото-резанную рану на передней поверхности грудной клетки справа в 5-ом межреберье по окологрудинной линии в 132 см. от подошвенной поверхности стопы и в 3 см. от серединной линии тела, продолжающуюся раневым каналом в направлении спереди назад, справа налево в горизонтальной плоскости, с пересечением 6-го ребра справа, проникающую в левую плевральную полость с повреждением сердечной сорочки и правого желудочка сердца, которая причинила тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Смерть К. наступила на месте происшествия от причиненного Кретовой И.И. колото-резаного ранения грудной клетки, проникающего в плевральную полость с повреждением сердечной сорочки и правого желудочка сердца, осложнившегося развитием тампонады полости сердечной сорочки излившейся кровью.

В судебном заседании подсудимая вину признала частично показала, что периодически ее сожитель К. высказывал ей претензии, что ранее она сожительствовала с другим мужчиной; ДД.ММ.ГГГГ К. подпалил ей волосы, забрал у нее телефон, находясь в алкогольном опьянении, оскорблял на нее; затем, когда она стояла за столом, нарезая продукты на салат, он подошел, сзади схватил ее за горло локтем, повалил ее на диван; у нее перехватило дыхание, ей стало страшно, она сопротивлялась, тогда он ее отпустил; после чего она подошла к столу и продолжила резать продукты, К. закричал, что «грохнет» ее, а потом себя; затем, поняв, что он к ней приближается, она повернулась к нему, махнула рукой, в которой держала нож, и получилось, что ударила его ножом в грудь; в комнате было темно, горела только свеча; К. начал пятиться назад, сел на стул и начал сползать на пол; она спросила, что с ним, он попросил воды; она потрогала, он не дышит, испугалась, поэтому бросила в печку нож, нашла телефон, позвонила в полицию; сотрудникам полиции она сказала, что К. к ней пришел уже избитый; она не хотела убивать К., не ожидала, что ножом в него попала, поскольку она хотела К. просто оттолкнуть.

Из оглашенных в судебном заседании в порядке ст. 276 УПК РФ показаний подсудимой Кретовой И.И., данных ею в ходе предварительного расследования в качестве обвиняемой, а также в ходе проверки показаний на месте, в части обстоятельств совершения преступления следует, что вместе с К. они проживали по адресу: ....; ДД.ММ.ГГГГ вечером, увидев, что К. приближается к ней, она развернулась и ножом, который в это время у нее находился в правой руке, ударила того один раз в область груди; данный удар она нанесла в связи с тем, что боялась того, что К. снова ей причинит боль либо реализует свою угрозу ее убийства; от данного удара К. немного попятился назад, после чего спиной облокотился к правой стене и плавно сполз вниз сначала на деревянный табурет, а затем с данного табурета упал на пол; в момент удара ножом они оба находились в положении стоя, при этом она нанесла удар, находясь к К. правым боком, то есть она немного развернулась и ударила того ножом, куда именно пришелся удар, она не увидела; нож был кухонный с деревянной ручкой и общей длинной примерно 20 см; когда она поняла, что тот умер, была очень испугана произошедшим, так как убивать того она не хотела, она просто хотела, чтобы тот от нее отстал; она решила избавиться от ножа, которым она нанесла удар К., так как на нем могла была кровь К.; она выкинула данный нож в печку, которая в это время топилась; затем позвонила в полицию и сообщила о том, что ее муж пришел домой якобы избитый из-за чего и умер; через некоторое время ей на сотовый телефон позвонил двоюродный брат К. Я., которому она сказала, что К. умер, при этом она не говорила тому, что она ударила последнего ножом; сотрудники полиции осмотрели труп К., после чего доставили ее в отдел полиции, где она добровольно и без всякого принуждения написала явку с повинной, в которой призналась в совершенном ей убийстве К.; дополнительно также показала, что в тот вечер она сначала резала продукты небольшим ножом со сломанной рукоятью; затем его выбросила в печь и продолжила нарезку другим ножом, лезвие у него было длиннее предыдущего; этим самым ножом около 20 часов она и нанесла удар в область груди К.; после чего она выкинула данный нож также в печку, которая в это время была затоплена; таким образом, в печи на момент осмотра ее жилища сотрудниками полиции было два ножа; она подтверждает заключение эксперта, в котором указано, что рана, обнаруженная на теле К., могла быть причинена клинком ножа, который изъят из печи ДД.ММ.ГГГГ и общая длина которого составляла 22 см, именно этим ножом она и нанесла удар в область груди КН.; она выкинула нож, так как не знала, как правильно в такой ситуации поступить, а также не хотела, чтобы кто-то узнал о том, что она причинила смерть К.; в момент, когда К. высказал ей угрозу убийством, убежать от К. у нее не было возможности, поскольку тот шел со стороны выхода из комнаты, то есть собой преграждал ей выход, в этот момент в руках у того ничего не было; она не исключает, что К., направляясь в ее сторону, мог идти к столу, возле которого она находилась, то есть подойти к ней просто для того, чтобы выпить спиртное, которое находилось в это время на столе, при этом в тот момент она думала, что К. может ее убить, поскольку она была напугана его предыдущими действиями, так как тот был озлоблен, по выражению его лица был в ярости; она тоже была зла на него, так как этими действиями К. ее обидел, чувство ненависти к нему она не испытывала и, несмотря на то, что у нее имелась к нему обида, убивать его она не хотела.

После оглашения показаний, данных Кретовой И.И. в ходе предварительного следствия, она их подтвердила в судебном заседании, показав, что умысла на убийство у нее не было, удар наносила, но убивать не хотела; также пояснила, что в отделе полиции добровольно написала явку с повинной; кровоподтеки на правом плече, кисти и т.д. она получила до произошедшего, в то время, когда потерпевший телефон у нее выхватывал, на диван ее тащил.

Вина подсудимой Кретовой И.И. по факту причинения смерти К. подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями в судебном заседании потерпевшего К.1, который пояснил, что его сын К. сожительствовал с Кретовой И.И.; в состоянии алкогольного опьянения сын был вспыльчивый, но вместе с тем, никаких особых проблем окружающим людям он не создавал; часто при нем они дрались, было такое, что он их разнимал; телесных повреждений у Кретовой И.И. никогда не видел;

- показаниями в судебном заседании свидетеля В., сотрудника полиции, о том, что ДД.ММ.ГГГГ она находилась на дежурстве с Х. и П.; получив вызов на адрес: ...., они приехали туда, их встретила Кретова И.И., проводила в дом, где они увидели лежащего на полу мужчину; Кретова И.И. пояснила, что к ней потерпевший зашел, сказал, что кто-то его ударил, она помогла ему раздеться, он сел на диван и упал; при этом на трупе никаких следов побоев не было; в ходе опроса соседей, выяснили, что после обеда ни Кретова И.И., ни К. никуда из дома не выходили; после приезда врачей скорой помощи увидела на потерпевшем рану чуть ниже сердца; ею был осмотрен дом, было чисто, диван идеально заправлен, было видно, что только что убрались, вымыли пол; из печки был изъят нож; подсудимая вела себя спокойно, иногда срывалась на плач, но потом успокаивалась; следов побоев у Кретовой И.И. она не видела;

- показаниями в судебном заседании свидетеля Ж., сотрудника полиции, а также оглашенными показаниями, данными им на предварительном следствии, которые он подтвердил, о том, что после 20 часов ДД.ММ.ГГГГ по сообщению женщины о совершении преступления, он прибыл по адресу: ...., где в комнате справа от входной двери на полу находился К.; он лежал на левом боку лицом вниз без признаков жизни; на нем были надеты спортивные штаны (трико), торс был без одежды, на левой ноге был обут летний сандаль; в комнате находилась подсудимая, которая сказала, что ее сожитель пришел домой избитый, после чего умер; порезов на одежде, в которой мог быть последний на улице, не было, следов побоев на нем не имелось, версию Кретовой И.И. проверили, у магазина никаких потасовок и конфликтов не возникало; следователем с судмедэкспертом был осмотрен труп К., в ходе чего на теле последнего была обнаружена колото-резаная рана грудной клетки, других телесных повреждений на теле К. не было; было заметно, что Кретова И.И. нервничает и не знает, что сказать, на тот или иной уточняющий вопрос, касающийся обстоятельств произошедшего; в печи, которая также располагалась в данной комнате, был обнаружен нож; после проведения осмотра места происшествия Кретова И.И. была доставлена в отдел полиции, где им была проведена беседа с Кретовой И.И., в ходе которой она пояснила об обстоятельствах совершенного преступления; о случившемся Кретова И.И. рассказывала добровольно, без какого-либо давления, дала явку с повинной, которую она впоследствии написала собственноручно по своему добровольному желанию и без какого-либо давления; ни им, ни другими сотрудниками полиции в отношении Кретовой И.И. каких-либо противоправных действий не совершалось; из разговора с Кретовой И.И. у него сложилось впечатление, что у последней давно имелась личная неприязнь к К., поскольку о нем та говорила пренебрежительно и никакого сожаления о том, что тот умер у Кретовой И.И. не было, она лишь раскаивалась в том, что придется понести наказание;

- показаниями в судебном заседании свидетеля С., а также оглашенными показаниями, данными им на предварительном следствии, которые он подтвердил, согласно им он подтвердил факт своего участия ДД.ММ.ГГГГ около 16 по адресу: ...., в качестве понятого при проведении проверки показаний на месте подозреваемой Кретовой И.И., в ходе которой последняя пояснила об обстоятельствах нанесения удара ножом К.; у него создалось впечатление, что Кретовой И.И. в момент нанесения ножом удара К. в грудь, ничего не угрожало; поскольку были соседями охарактеризовал Кретову И.И. как вспыльчивого человека, К. – достаточно спокойного, в связи с тем что он неоднократно наблюдал и слышал, как Кретова И.И. беспричинно могла накричать на К., спровоцировать ссору;

- показаниями в судебном заседании свидетеля Р., а также оглашенными показаниями, данными ей на предварительном следствии, которые она подтвердила, согласно им она подтвердила факт своего участия ДД.ММ.ГГГГ около 16 по адресу: ...., в качестве понятой при проведении проверки показаний на месте подозреваемой Кретовой И.И., аналогичными показаниям свидетеля С.; дополнила, что у нее сложилось впечатление, что в действительности Кретовой И.И. в момент нанесения этого удара ничего не угрожало; поскольку в руках К. никакого предмета либо орудия, которое бы могло нести угрозу жизни, не находилось; кроме того, К. могла убежать сразу после того, как К., стал совершать в отношении той противоправные действия либо сообщить об этом в полицию; никого сожаления либо расстройства по поводу причинения смерти своему сожителю у Кретовой И.И. не наблюдалось;

- оглашенными показаниями свидетеля Я.1, данными им на предварительном следствии, согласно которым его двоюродный брат К. около 13-14 лет сожительствовал с Кретовой И.И., у тех имеется совместный сын, № г.р., который проживает в ...., в связи с тем, что Кретова И.И. лишена родительских прав; ДД.ММ.ГГГГ он решил позвонить своему брату К. для того, чтобы поздравить того с наступающим Новым Годом; при этом он позвонил на сотовый телефон Кретовой И.И., поскольку у брата не имелось своего сотового телефона; когда на его звонок ответила Кретова И.И., он услышал, что та плакала, сказала, что К. умер; он спросил, вызвала ли та скорую помощь, на что та ответила, что нет; придя домой к Кретовой И.И. и К., он увидел, что возле их дома находятся сотрудники полиции; он зашел в дом и увидел в кухне справа у стены напротив печки на полу лежащего К., который признаков жизни не подавал; со слов сотрудников полиции ему стало известно, что К. убит, что Кретова И.И. созналась в совершении убийства его брата;

- оглашенными показаниями свидетеля Я., данными ей на предварительном следствии, согласно которым ее двоюродный брат К. и его сожительница Кретова И.И. часто злоупотребляли спиртным; К. в трезвом виде был спокойный, уравновешенный, неконфликтный человек, в состоянии алкогольного опьянения он мог быть раздражительным, вспыльчивым; Кретова И.И. в состоянии алкогольного опьянения также была вспыльчивой и конфликтной, они часто конфликтовали между собой, иногда в ходе ссор дрались, о чем ей рассказывал сам К.; врагов у К. не было, каких-либо конфликтов с кем-либо у него не имелось;

Кроме того, вина подсудимой Кретовой И.И. подтверждается письменными доказательствами по делу, оглашенными и исследованными в судебном заседании:

- протоколом явки с повинной Кретовой И.И. от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому она добровольно пояснила об обстоятельствах совершенного ей преступления;

- протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому осмотрен дом по адресу: ....; в ходе осмотра зафиксирована обстановка в указанном доме, обнаружен и осмотрен труп К.; изъят из печи фрагмент ножа; с трупа К., в том числе изъяты брюки;

- протоколом очной ставки между Кретовой И.И. и свидетелем Я. от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому Кретова И.И. в присутствии свидетеля Я. подтвердила свои показания, данные ей в качестве обвиняемой, а также показания Я.;

- заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому у К. обнаружена колото-резаная рана, расположенная на передней поверхности грудной клетки справа, в 5-ом межреберье по окологрудинной линии, в 132 см от подошвенной поверхности стопы и в 3 см от серединной линии тела, продолжающаяся раневым каналом в направлении спереди назад, справа налево в горизонтальной плоскости, с пересечением 6-го ребра справа, проникающим в левую плевральную полость с повреждением сердечной сорочки и правого желудочка сердца; длина раневого канала составляет 10.5 см; данные телесные повреждения причинены плоским колюще-режущим объектом, клинок которого односторонне острый, шириной погружавшейся части, не превышающей 21 мм, при погружении клинка его обух был обращен книзу вправо, лезвием кверху влево; данные телесные повреждения образовались незадолго до наступления смерти и причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; смерть К. наступила от колото-резаного ранения грудной клетки, проникающего в плевральную полость с повреждением сердечной сорочки и правого желудочка сердца, осложнившегося развитием тампонады полости сердечной сорочки излившейся кровью, за 3-6 суток до момента исследования трупа в морге (09 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ); при судебно-химическом исследовании крови из трупа К. обнаружен этиловый спирт в концентрации 3,9 промилле, что у живых лиц обычно соответствует тяжелой степени алкогольного опьянения;

- заключением эксперта №, согласно которому рана грудной клетки справа у К. могла быть причинена клинком ножа (общей длинной 220 мм), изъятым ДД.ММ.ГГГГ из печи дома в ходе осмотра места происшествия по адресу: ....;

- заключением эксперта №, согласно которому при исследовании брюк, изъятых с трупа К. ДД.ММ.ГГГГ в ходе осмотра места происшествия по адресу: .... найдена кровь, которая могла происходить от К. и не могла принадлежать Кретовой И.И.;

- протоколом осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ, в ходе которого осмотрено изъятое, в том числе нож общей длинной 220 мм. и брюки Коркина С.Н.; постановлением о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому указанное признано вещественными доказательствами по делу.

Оценивая приведенные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что факт совершения Кретовой И.И. вышеуказанного преступления при обстоятельствах, изложенных выше в приговоре, с достоверностью установлен.

Так, вина подсудимой подтверждается последовательными показаниями потерпевшего К.1, свидетелей В., Ж., Я., Я., С., Р., протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз в отношении потерпевшего К. иными добытыми по делу доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей у суда не имеется, поскольку причины для оговора подсудимой со стороны потерпевшего, так и стороны свидетелей отсутствуют, неприязненных отношений к подсудимой не имели, поэтому их показания суд кладет в основу приговора. Имеющиеся противоречия, по мнению суда, связаны с прошествием времени с момента произошедших событий и естественным состоянием памяти человека, которые в суде были устранены и не повлияли на выводы и решение суда о виновности подсудимой в совершении преступления, на правильность применения уголовного закона.

Вместе с тем показания свидетелей В. и Ж. в части сообщения им подсудимой о своей причастности к совершению данного преступления, не могут быть положены в основу обвинительного приговора, поскольку не соответствуют требованиям УПК РФ, правовой позиции Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека о признании недопустимыми доказательствами показаний допрошенных в качестве свидетелей сотрудников полиции о содержании пояснений подсудимой при ее опросе, и в отсутствие адвоката.

Насильственность смерти потерпевшего у суда сомнений не вызывает. Об этом с объективностью свидетельствует протокол осмотра места происшествия, в ходе которого был обнаружен труп К. со следами насильственной смерти, показания свидетелей В., Ж., Я., С., Р., показания самой подсудимой как на предварительном следствии, так и в судебном заседании о причинении ему колото-резаной раны, заключения судебно-медицинских экспертиз о причине смерти потерпевшего, совокупность других исследованных судом доказательств.

Не вызывает у суда сомнений и причинение данной колото-резаной раны именно Кретовой И.И., так как об этом с достоверностью свидетельствуют показания Я., Я.1, С., С.1 о том, что К. и Кретова И.И. жили вдвоем, в тот день никого в гостях у них не было, при этом они часто ссорились, свидетелей Ж., В. о том, что до момента смерти Коркину С.Н. никто телесных повреждений не наносил, которые согласуются с показаниями подсудимой, которая подтвердила, что ДД.ММ.ГГГГ она ударила К. ножом, то есть нанесла указанное ранение, при этом показания подсудимой с изложением механизма и локализации нанесения ею удара, данные на следствии при проверке показаний на месте соотносятся с заключениями судебно-медицинских экспертиз в части механизма и локализации, обнаруженного у потерпевшего телесного повреждения, а также в части обнаружения крови потерпевшего на трико, которые были одеты на трупе.

Все вышеперечисленные в приговоре письменные доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, поэтому могут быть положены в основу приговора как относимые, допустимые, а в совокупности достаточные для постановления обвинительного приговора.

Суд не усматривает в действиях подсудимой необходимой обороны или ее превышения, поскольку какого-либо реального посягательства со стороны потерпевшего на нее не имело места. Об указанном свидетельствуют показания свидетелей С., Р., установленное протоколом осмотра места происшествия, а также показания самой подсудимой в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемой, в ходе проверки показаний на месте о том, что в руках никаких предметов у Коркина С.Н. не было, перед тем как нанести ему удар, он никаких активных действий в отношении нее не совершал, кроме того, в своих показаниях Кретова И.И. не отрицала вероятности того, что К. в тот момент подходил к столу, на котором стояло спиртное, чтобы выпить в очередной раз, в связи с чем оснований для своей защиты у подсудимой не было.

Не может быть признано основанием для необходимой обороны и действия К., на которые указывала Кретова И.И. как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного следствия, а именно: подпалил ей волосы, тащил на диван, пытаясь ее удушить, поскольку указанные действия были им выполнены за некоторое время до совершения преступления, а не в момент нанесения удара ножом. О правильности данного вывода суда свидетельствуют пояснения подсудимой в судебном заседании о наличии кровоподтеков у нее на плечах, предплечье, кисти, запястья, которые она получила до произошедшего, в то время, когда потерпевший телефон у нее выхватывал, тащил ее на диван. Не опровергает данный вывод и показания подсудимой о том, что после каждой выходки своего сожителя, она возвращалась на кухню к столу, продолжая нарезать салаты, когда при обратной ситуации не единожды имела возможность покинуть свое жилище.

Не находилась подсудимая в момент совершения преступления и в состоянии аффекта. Об этом с достоверностью свидетельствует заключение комплексной психолого-психиатрической экспертизы, согласно выводам которой в момент совершения инкриминируемого ей деяния Кретова И.И. не находилась в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) или иного значимого эмоционального состояния, существенно ограничивающего осознанность и произвольность поведения, не имелось у нее и признаков патологического аффекта, действия Кретовой И.И. носили достаточно последовательный, целенаправленный характер. Об отсутствии аффекта свидетельствуют и установленные судом обстоятельства поведения Кретовой И.И. в момент совершения преступления, а также после него: целенаправленность нанесения удара, локализация – область грудной клетки (сердце), сохранение ориентации в обстановке, поддержание адекватного речевого контакта с другими людьми, с которыми она общалась после совершения преступления, сохранение о произошедшем воспоминаний.

Вместе с тем суд, соглашаясь с мнением государственного обвинителя, поведение потерпевшего К., предшествующее событиям ДД.ММ.ГГГГ, расценивает как послужившее поводом для совершения указанного преступления.

Учитывая изложенное, суд признает в целом достоверными и кладет в основу приговора оглашенные в судебном заседании показания подсудимой Кретовой И.И., данные ей в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемой, которые в деталях согласуются с совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств. В то же время к версии подсудимой о том, что она не хотела его убивать, хотела только оттолкнуть, поскольку боялась, что Коркин С.Н. реализует свою угрозу убийством, суд расценивает критически, как попытку смягчить уголовную ответственность за совершенное деяние. Показания подсудимой Кретовой И.И. в судебном заседании суд признает достоверными в части, не противоречащей установленным фактическим обстоятельствам дела.

О направленности умысла Кретовой И.И. именно на убийство К. свидетельствуют использованное орудие – нож, с длиной клинка не менее 21 мм, нанесение удара со значительной силой, что подтверждается глубиной раневого канала 10,5 см, а также локализация причиненного потерпевшему ранения в жизненно-важный орган, а именно, грудной клетки с повреждением сердца. О правильности вывода суда свидетельствуют и постпреступные действия подсудимой, которая после совершения преступления попыталась избавиться от орудия и следов преступления: выбросила нож в печь, вымыла полы, сама переоделась в чистую одежду, а также высказанные подсудимой в ходе следствия противоречивые версии относительно обстоятельств совершенного преступления и лиц, совершивших его.

Таким образом, причинно-следственная связь между действиями подсудимой и наступившими последствиями в судебном заседании бесспорно установлена.

Объективных данных, позволяющих прийти суду к иному выводу, в материалах дела не имеется, в судебном заседании стороной защиты не представлено. При таких обстоятельствах оснований для иной квалификации действий Кретовой И.И. суд не находит.

    Принимая во внимание вышеизложенное, суд квалифицирует действия Кретовой И.И. по ч. 1 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти другому человеку.

    Подсудимая в судебном процессе занимает защитную позицию, адекватную складывающейся судебной ситуации, в соответствии с заключением комиссией экспертов № Кретова И.И. слабоумием, хроническим психическим расстройством не страдала и не страдает. Имеющиеся у Кретовой И.И. истеро-эпилептоидные черты личности не лишали ее во время совершения инкриминируемого ей деяния способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. По психическому состоянию в настоящее время Кретова И.И. не лишена способности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. В принудительных мерах медицинского характера Кретова И.И. не нуждается.

С учетом вышеизложенных обстоятельств, суд признает подсудимую вменяемой по отношению к совершенному ею преступлению.

При определении вида и размера наказания, суд в соответствии со ст. 60 УК РФ, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного подсудимой преступления, личность подсудимой, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимой и на условия жизни ее семьи, конкретные обстоятельства дела.

Так, Кретовой И.И. совершено оконченное преступление против личности, относящееся к категории особо тяжких, что свидетельствует о характере и степени общественной опасности совершенного деяния.

Как личность Кретова И.И. характеризуется следующим образом: на учете у врача-нарколога и психиатра не состоит; по месту регистрации проживала с сожителем, не трудоустроена, участковым уполномоченным полиции характеризуется удовлетворительно; <данные изъяты>.

Кроме того, суд учитывает показания свидетеля Т., сводной сестры подсудимой, допрошенной в судебном заседании, согласно которым Кретова И.И. характеризуется в целом положительно.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание подсудимой, суд признает и учитывает в соответствии со ст. 61 УК РФ частичное признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование расследованию преступления путем дачи дачи явки с повинной, совершение преступления впервые, состояние здоровья подсудимой и ее близких родственников, противоправное поведение потерпевшего, послужившее основанием для совершения преступления, наличие несовершеннолетнего ребенка.

Иных обстоятельств, смягчающих наказание подсудимой, прямо предусмотренных ч. 1 ст. 61 УК РФ, не имеется. В тоже время признание в качестве таковых обстоятельств, не закрепленных данной нормой, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ является правом суда, а не его обязанностью. Суд, обсудив данный вопрос, не находит оснований для отнесения к смягчающим наказание обстоятельствам иных, кроме перечисленных выше.

Исключительных обстоятельств, связанных с мотивами совершения преступлений, ролью виновной, а также ее поведением после совершения деяний, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений при установленных обстоятельствах, суд не находит, поэтому основания для применения к Кретовой И.И. ст. 64 УК РФ отсутствуют.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимой Кретовой И.И. судом по данному делу не установлено.

Из смысла ч. 3 ст. 60 УК РФ, ч. 1.1 ст. 63 УК РФ следует, что признание отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, при установлении данного обстоятельства является правом суда и исключительно его прерогативой.

Суд, принимая во внимание тот факт, что в судебном заседании бесспорно не установлено, то, что именно состояние алкогольного опьянения Кретовой И.И. в момент совершения преступления подвигло подсудимую на его совершение, не находит оснований для признания отягчающим обстоятельством совершение ею преступления в состоянии опьянения.

С учетом фактических обстоятельств совершенного преступления, степени его общественной опасности, суд не усматривает оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Назначая наказание Кретовой И.И., суд учитывает вышеизложенное, фактические обстоятельства совершения преступления, повышенную общественную опасность совершенного Кретовой И.И. преступления, которое в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ отнесено к категории особо тяжких, личность виновной, смягчающие обстоятельства, считает необходимым назначить наказание только в виде лишения свободы, с учетом ч. 1 ст. 62 УК РФ, без применения ст. 73 УК РФ.

Принимая во внимание то, что данное преступление Кретова И.И. совершила впервые суд считает правильным не назначать подсудимой дополнительное наказание в виде ограничения свободы, находя назначенный вид основного наказания за совершение преступления, достаточным для осознания подсудимой содеянного, и который сможет оказать на нее необходимое исправительное воздействие.

Местом отбывания наказания Кретовой И.И. в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ следует определить исправительную колонию общего режима.

Материалами уголовного дела установлено, что фактическое задержание подсудимой было ДД.ММ.ГГГГ, после чего Кретова И.И. содержалась в <данные изъяты> до ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ в отношении нее была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, данный факт не оспаривается и самой подсудимой, подтверждается исследованными доказательствами. Оснований для зачета в срок отбытого наказания иных периодов времени не имеется.

В срок отбытого наказания согласно ст. 72 УК РФ подлежит зачету время содержания подсудимой Кретовой И.И. под стражей по день постановления приговора.

На основании ч. 2 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки, которые выплачены адвокату Колдаковой О.Е. за осуществление защиты подсудимой по назначению на стадии предварительного следствия и в суде, а также адвокату Старковой Е.П. за один день участия в судебном заседании, необходимо взыскать с подсудимой. Оснований, предусмотренных ч.ч. 4-6 ст. 132 УПК РФ, для освобождения Кретовой И.И. от их уплаты судом не усматривается. Кроме того, в судебном заседании подсудимая пояснила, что готова оплатить процессуальные издержки.

Судьба вещественных доказательств подлежит разрешению в порядке ст. 81 УПК РФ.

Руководствуясь ст.ст.304, 308-309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ

признать Кретову И.И. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, и назначить ей наказание в виде 6 (шести) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

До вступления приговора в законную силу меру пресечения в виде заключения под стражей в отношении Кретовой И.И. оставить без изменения.

Срок наказания исчислять с ДД.ММ.ГГГГ. В срок отбытого наказания зачесть время содержания Кретовой И.И. под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ включительно.

Взыскать с Кретовой И.И. в пользу <данные изъяты> процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвокатов, в сумме 13 282 рубля 50 копеек.

После вступления приговора в законную силу вещественные доказательства: нож, брюки, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств .... – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Алтайский краевой суд путем подачи жалобы, представления через Центральный районный суд г.Барнаула Алтайского края в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденной, содержащейся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ей копии приговора.

В случае подачи жалобы, осужденная вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем необходимо указать в жалобе или в возражениях на жалобы, представление, принесенные другими участниками уголовного процесса. В суде апелляционной инстанции осужденная может поручать осуществление своей защиты избранному ей защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

В случае необходимости ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания должно быть подано сторонами в течение трех суток со дня окончания судебного заседания.

Судья Н.М. Никитина


 

Приговоры судов по ч. 1 ст. 105 УК РФ

Приговор суда по ч. 1 ст. 105 УК РФ

В период времени с 19 часов 37 минут по 22 часа 57 минут -Дата- у Возженникова И.Р., находящегося в состоянии алкогольного опьянения, по месту своего жительства, в квартире по адресу: УР, ..., на почве личных неприязненных отношений, произошел сло...

Приговор суда по ч. 1 ст. 105 УК РФ

Шестопалов Б.Г. умышленно причинил тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, повлекший по неосторожности смерть ФИО3 при следующих обстоятельствах.ДАТА ИЗЪЯТА в период времени с 18 часов 57 минут до 19 часов 41 минуты, более точное время с...




© 2020 sud-praktika.ru | sud-praktika@mail.ru

Рейтинг@Mail.ru